Баннер
Home Криминал «Русский» криминал в Америке Очередной “русский доктор” признал себя виновным в мошенничестве

Очередной “русский доктор” признал себя виновным в мошенничестве

E-mail Печать
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Share

Grant-1В офисе городского специального прокурора по борьбе с наркотиками Бриджит Бреннан сообщили, что 11 марта в уголовном суде Манхэттена признал себя виновным 72-летний врач Лазарь Фейгин, который эммигрировал в США из Белоруссии больше 25 лет назад.

Фейгин был арестован в апреле 2017 года с группой сообщников и обвинен в преступном сговоре; хищениях в крупном размере; незаконной торговле рецептами на контролируемые вещества; мошенничестве с программами здравоохранения и незаконной торговле рецептами. 230 пунктов обвинения грозили Лазарю Фейгину лишением свободы на срок до 25 лет, а по условиям признание вины он согласился на 16 пунктов и 5 лет. Фейгин был единственным из 12 арестованных, которого оставили под стражей без права освобождения под залог, поскольку прокуратура сообщила судье Нилу Россу, что у Лазаря квартира в России, а стало быть, есть, куда сбежать. Почти два года после ареста он провел в городской тюрьме Райкерс-Айлед, откуда его и доставили в суд 11 марта в скромном бежевом свитерке, совсем не таком, как его привычная одежда.
В 2013 году на сайте газеты New York Times в рубрике “Стиль” показали короткий видеорепортаж Натальи Осиповой “Эклектика стиля на Брайтоне”, где шла речь о пестрой, вычурной и дорогой манере одеваться наших иммигрантов. Среди показанных там персонажей был и Лазарь Фейгин в модных солнцезащитных очках, сером пиджаке в мелкую клетку, сиреневой рубашке, розовом узорчатом галстуке, серых брюках, брючном ремне Hermes, черных мокасинах Ferragamo и часах с четырьмя циферблатами. Все это показали крупными планами, и Фейгин пояснил, что в России так одеваться было невозможно. “Я работал, – сказал тогда 66-летний Лазарь на прекрасном английском языке, – и пока работаю очень, очень тяжело, чтобы иметь возможность тратить деньги на стиль”. 7 апреля 2017 года New York Times поместила фотографию Лазаря Фейгина, одетого куда скромнее: в синюю курточку на молнии, голубую майку и с руками за спиной, судя по всему в браслетах совсем не от Cartier.
Вместе с Фейгиным были арестованы врачи: 56-летний Майкл Тейтт и 57-летний Пол Маккланг – всех троих обвинение называет “главными архитекторами” аферы. Среди остальных обвиняемых можно выделить менеджеров клиник Павла Красноу (Krasnou), Вячеслава Максакова, Рашель Смолицкую и Константина Зева, а остальными были помощники врача Хуан Кабезас, Мэри Назер и Абдус Саттар; медсестра Марджори Луис-Жак и физиотерапевт Ринат Глаз.
Обвиняемых по этому делу объединили в группу, борьбу с которой назвали операция “Лавина” (Operation Avalanche). Название операции ее руководители заимствовали у вышедшего на экраны в 2016 году американо-канадского триллера Operation Avalanche про двух агентов ЦРУ, которых внедрили в NASA, чтобы разоблачить потенциального предателя. Расследование “Лавины” с 2013 года проводили нью-йоркское отделение федерального Управления по борьбе с наркотиками (УБН); городской Следственный отдел; офис городского Специального прокурора по борьбе с наркотиками; Отдел здравоохранения штата Нью-Йорк и районная прокуратура Бруклина. В принципе, речь шла о так называемых “медицинских мельницах” – клиниках, где участникам программ Medicare и Medicaid оказывалась помощь, в которой не было необходимости (или не оказывалась вообще), а платили за нее эти программы.
За визиты в такие клиники пациенты обычно получали вознаграждение в различных видах: от подарков до наличных денег, но в данном случае им платили рецептами на болеутоляющие таблетки оксикодона – наркосодержащего препарата, который за последние годы получил огромную популярность на черном рынке, успешно конкурируя с крэком и кокаином. В 2016 году от передозировки таких наркотиков в Нью-Йорке скончались около 1300 человек – вдвое больше, чем от убийств и ДТП вместе взятых. В операции “Лавина” фигурируют три бруклинские клиники – Parkville Medical Health на Оушн-парквей, в районе Кенсингтон, LF Medical Services of NY на Лафайетт-авеню, в районе Клинтон-хилл, и PM Medical на Кони-Айленд-авеню, в районе Мидвуд. Клиника PM Medical принадлежала врачу Полу Макклангу, а клиники Parkville Medical и LF Medical Лазарю Фейгину.
Как утверждает обвинение, с середины 2013 по начало 2017 года три эти клиники выбросили на черный рынок больше 6,3 млн таблеток оксикодона общей стоимостью около 100 млн долларов и получили от программ Medicare и Medicaid больше 24 млн долларов. Из этой суммы примерно 13 млн прошли через страховку MetroPlus Health Plan. Так “медицинская мельница” превратилась в “мельницу таблеток”, что по-английски звучит даже в рифму: “pill mill”. Одна таблетка оксикодона на черном рынке стоит 20-30 долларов, а по рецепту врача в аптеке CVS 120 пятимиллиграммовых таблеток можно купить за 42 доллара 20 центов.
Операция “Лавина” длилась четыре года и покончила с аферой, которую следователи назвали “Рецепт за лечение”. Расследование началось в 2013 году, когда один из пациентов клиники Лазаря Фейгина обратился к властям и стал осведомителем. Затем была установлена группа покупателей оксикодона, которые приобретали эти таблетки в больших количествах по рецептам двух клиник Лазаря Фейгина. Тогда доктор Пол Маккланг работал у Фейгина, а свою клинику PM Medical на Кони-Айленд-авеню он открыл позже. В расследовании был задействован перехват разговоров подозреваемых, из которого стало ясно, что с 2012 года клиники Фейгина и Маккланга заманивают пациентов рецептами на оксикодон. На долю двух клиник Фейгина с 2012 по 2017 год приходится больше 3,7 млн незаконно прописанных пациентам таблеток оксикодона и больше 16 млн долларов, полученных от программ Medicaid и Medicare, а на клинику Маккланга приходится 2,6 млн таблеток и больше 8 млн долларов.
Как заявила на брифинге 7 апреля 2017 года специальный прокурор по борьбе с наркотиками Бриджет Бреннан, “конечной целью общения [этих врачей] с пациентами были, конечно, деньги”. Принцип аферы “Рецепт за лечение” был прост, как грабли. За обещанный рецепт оксикодона пациент являлся в одну из трех клиник, где с его помощью обирали программы Medicare и Medicaid. Затем ему прописывали якобы необходимый для лечения оксикодон, для чего требовался анализ мочи, подтверждающий, что в его организме нет ни наркотиков, ни алкоголя. За таким анализом “медицинские мельницы” Лазаря Фейгина обращались в лабораторию Quality Laboratory Services. По словам Бриджет Бреннан, она “никогда не видела ничего подобного”, а ее помощник Уил Пламмер с мрачным юмором заметил, что “государство платило [обвиняемым] по 400 долларов за стакан мочи”.
Начальник Городского следственного отдела Марк Питерс, не дожидаясь решения суда, назвал обвиняемых “жуликами, которые воровали у нуждающейся в деньгах системы здравоохранения Нью-Йорка миллионы долларов”, и хотя “вместо револьверов пользовались простыми таблетками, все равно грабили город”. Районный бруклинский прокурор Эрик Гонзалес добавил, что арестованные медики обвинены в измене клятве Гиппократа, а “их действия не только расширили порочный цикл оборота наркотиков, но ослабили нашу способность как общества выполнять основные моральные обязательства предоставлять поддержку и необходимую медицинскую помощь наиболее нуждающимся”. Ни многолетний и недавно умерший бруклинский прокурор Чарльз Хайнс, ни сменивший его и тоже покойный Кен Томпсон, ни нынешний прокурор Эрик Гонзалес не выражались так красиво.
Предъявленные обвинения грозили Лазарю Фейгину лишением свободы на срок до 25 лет, что при его возрасте можно было считать пожизненным. Почти через два года он признал себя виновным в том, что с 2012 по февраль 2017 года выписал рецепты почти на 4 млн наркосодержащих таблеток оксикодона пациентам, которые в них не нуждались. 11 марта 2019 года Лазарь Фейгин также подтвердил судье Нилу Россу, что направлял пациентов на тесты и физиотерапию, в чем не было необходимости, а счета за это направлял программам Medicare и Medicaid. “Признаете ли вы себя виновным в этих обвинениях, потому что вы виновны в этих престуалениях?” – спросил судья Нил Росс, и Лазарь Фейгин кратко ответил: “Да”. По условиям признания вины Фейгин согласился на лишение свободы сроком до 5 лет, и приговор назначен на 23 апреля. Как считает его адвокат Джеймс Фроккаро, с учетом уже проведенного за решеткой времени и скидок за хорошее поведение Фейгин может выйти на свободу примерно в 2021 году. Адвокат Фроккаро также сказал, что по условиям признания вины его клиент имеет право “взять Пятую поправку”, то есть на основании этой поправки к Конституции отказаться от дачи показаний против остальных обвиняемых.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
Copyright © 2019 Russ Rek, Inc. All rights reserved