Баннер
Home Криминал «Русский» криминал в Америке Вадим Василенко: как не попасть в тюрьму

Вадим Василенко: как не попасть в тюрьму

E-mail Печать
(6 голоса, среднее 4.00 из 5)
Share
Гражданин Украины Вадим Василенко в прошлом году 19 ноября отметил 43-й день рождения, а 10 июля - 17 лет со дня приезда в Америку. В 2010-м к этим датам добавилась еще одна - 15 февраля Вадим «распечатал» пятый год заключения в тюрьмах штата Нью-Йорк.

Как сказал мне Вадим по телефону из манхэттенской городской тюрьмы, «в империи добра, честности и правосудия я в гордом одиночестве вошел в пятый год увлекательного путешествие по обратной стороне Луны».

Арестованного в 2006 году Василенко и еще несколько человек, включая его жену Елену Барышеву, обвинили в том, что через свою компанию Western Express они нарушали закон о работе банков, занимаясь обналичиванием чеков и переводом денег без лицензии. Супруги Василенко признали себя виновными в том, что за 3 года их компания прокачала через свои счета около 25 миллионов долларов, за что. Вадим получил от 2 до 6 лет тюрьмы, Елена от 1 до 3. В октябре 2006 года его досрочно освободили и перевели в эмиграционную тюрьму для депортации на Украину, но через 2 недели снова арестовали, предъявив новые обвинения. Если раньше Вадиму предъявляли 11 пунктов обвинения, то теперь насчитали 172 пункта и 48 млн долларов незаконного оборота. Барышеву депортировали.

Виновным себя Вадим Василенко категорически не признает и всячески доказывает свою невиновность. Как водится, районная прокуратура Манхэттена предложила ему компромисс в виде лишения свободы сроком до 36 лет, плюс 3 года недосиженных за нарушение банковских операций. «Об условно-досрочном освобождении я смогу просить через 12 лет, а если комиссия не отпустит, придется сидеть все 39, и депортируют меня в 82 года, - с черным юмором пояснил мне тогда Вадим, - Но, конечно, в деревянном ящике я могу покинуть стены исправительного учреждения в любое время». Судья Максвелл Уайли в итоге согласился снизить предложенное прокуратурой наказание до лишения свободы на срок от 4 до 12 лет. Это Василенко тоже не устроило, и он сообщил мне что «готов признать вину только в обмен на гарантированную депортацию».

Попутно с подготовкой к защите в суде присяжных Василенко год назад занялся поисками своих денег, замороженных прокуратурой после его ареста. Он обзвонил банки, где у него были счета, и выяснил, что лежавшие там деньги - в общей сложности больше миллиона долларов - не заморожены, а сняты. Выясняя судьбу этих сумм, Вадим отправил больше сотни писем в штатные и федеральные организации, от следственных органов до Госдепартамента. Внятного ответа он не получил, но 10 декабря прошлого года в его камере устроили обыск и изъяли у Василенко, по его словам, «ящик и большой полиэтиленовый мешок» с документами, конспектами и схемами, которые он готовил к своей защите в суде. Причиной обыска и изъятия оказалось то, что прокуратура подозревает его в «размещении ложной бомбы», а конкретно в том, что в письмах, которые он рассылал в федеральные ведомства, обнаружили белый порошок, к которому после случая со спорами сибирской язвы в конце 2001 года у нас относятся очень настороженно. Поразмыслив над этим абсурдным подозрением, Вадим понял, что «белый порошок» в его конвертах - высохший жидкий забеливатель, которым он закрашивал слова с ошибками, когда печатал письма в тюремной библиотеке.

Понял это пока только он, так как вскоре ему предельно ужесточили режим содержания. Да, ему пошли навстречу и перевели из «плохой» тюрьмы на острове Райкерс между Квинсом и Бронксом в «хорошую» на Уайт-стрит в Южном Манхэттене. Но там его поместили в одиночку с правом выхода на час в сутки на прогулку; разрешили писать только судье, адвокату и жене; телефонные звонки ограничили до одного в день продолжительностью 6 минут, а пользоваться пишущей машинкой позволили 3 часа в день.

По словам Вадима, прокуратура «решила отрубить мне руки и заткнуть глотку», но он написал судье Уайли письмо, в котором предположил, что прокуратура непременно известит комиссию по досрочным освобождениям про «белый порошок» и по предложенным условиям признания вины сидеть ему придется все 12 лет. Своими действиями, написал Василенко, прокуратура «сожгла все мосты доверия и возможности переговоров».

В качестве прецедента, которым может воспользоваться судья, Вадим привел дело компании «E-Gold Ltd», обвиненной в отмывании денег и незаконной обработке платежей на сумму 2 млрд долларов. «Владельцев компании приговорили к 300 часам общественных работ, - написал Вадим Василенко судье Уайли, - а я уже провел в тюрьме 34 тысячи часов, и мое наказание в 70 тысяч раз строже». Чтобы руководителей «E-Gold» наказали так же, как уже наказали его, написал Вадим, сумма их незаконного оборота должна составить 2 триллиона долларов! В заключение письма Василенко спросил судью, почему к нему относятся «по-другому по сравнению с урожденными американцами»?

Последнее заседание суда длилось 15 минут, и о письме там не было сказано ни слова. Адвокат Василенко потребовал, чтобы судья разморозил деньги Вадима, которыми тот должен расплатиться за защиту. Прокурор возразил, что эти деньги могут быть нажиты преступным путем, так как пришли они из Латвии - центра отмывания денег. Судья ответил, что тянуть с началом суда присяжных он не намерен, но дату обещал назначить только после того, как стороны подадут петиции. Следующее заседание судья Максвелл назначил на 22 апреля. «Под конвоем пяти амбалов с боезапасом 150 патронов меня доставили в камеру, - сообщил по телефону Василенко, стараясь уложиться в отведенные ему 6 минут. - Я заварил кофе и подумал, что и дня не провел бы в Америке, если бы знал, что такое возможно. А бывший президент Украины Ющенко, которому я тоже писал, так и не прилетел за мной в голубом вертолете».

«Все стороны процесса преследуют интересы, которые никак не совпадают с демократическими ценностями, ради которых я сюда приехал, - продолжал Вадим. - Адвокату выгодно, чтобы я долго сидел, так как ему платят деньги; прокуратуре это выгодно в надежде, что человек в итоге не выдержит, сломается и все признает; судье выгодно, чтобы дело двигалось, но не выходило из-под контроля; индустрии исправительных учреждений это выгодно, чтобы сохранять старые и создавать новые рабочие места».

Желая, чтобы с другими не случилось чего-то подобного, Вадим Василенко дал несколько полезных советов впрок. В частности, простым гражданам он посоветовал буквально обложиться диктофонами («держите один в квартире, другой в машине, третий в пиджаке») и в конфликтной ситуации включать их, а в «своем автомобиле установите видеокамеру, как это делают полицейские». «Хотя судья может не принять частную запись, как доказательство, - пояснил Вадим, - ее возьмут телеканалы, а судье можно послать распечатку».

Владельцам бизнесов Василенко напомнил, что закон предусматривает их ответственность за действия подчиненных. «Так как корпорация считается единой юридической единицей, - напутствует Василенко, - вступает в силу понятие «collective knowledge» (коллективное знание). Это значит, что даже если у корпорации и ее владельцев не было преступного намерения, или ее члены не знали о якобы совершенном преступлении, в случае суммирования осведомленности об этом всех сотрудников, прокуратура может утверждать, что криминальная активность имела место, сознательно не пресекалась и в соответствующие органы не направлялись сигналы».

«Еще одна важная вещь, - продолжал Вадим, - тайна общения клиента с адвокатом. Но это правило не распространяется на общение с бухгалтером (accountant) при составлении налоговых документов. Если у вашего бухгалтера нет лицензии адвоката, у него могут забрать все документы, а у адвоката не могут, даже если в его офисе вашими бумагами занимались сотрудники без лицензий». Поэтому, советует Вадим, лучше обрабатывать налоговые декларации у бухгалтера-адвоката.

«Если в ваш бизнес пришла повестка с требованием предоставить информацию о клиенте или операции, - предостерегает Василенко, - считайте, что у вас началась другая жизнь и вы тоже под следствием. Существует понятие «pre indictment intervention» - вмешательство до предъявления обвинений. Такое вмешательство адвоката законно и широко применятся, особенно в делах «белых воротничков». В таких случаях можно избежать обвинения за счет дачи показаний большому жюри, но показаний, изобличающих других людей. Сильный адвокат в таких случаях может выторговать своему клиенту иммунитет в обмен на согласие сотрудничества с прокуратурой, но согласие сотрудничать после предъявления обвинений, как правило, не приносит хорошего результата».

Другими словами, господа хорошие, стучать тоже нужно с толком и не в любую дверь. В заключение своих напутствий Вадим Василенко сообщил, что на защиту в простых корпоративных делах уйдет минимум 100 тыс. долларов, а в сложных - 400-500 тысяч.

 
Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
Copyright © 2019 Russ Rek, Inc. All rights reserved