Баннер
Home Иммиграция Новости иммиграции Владимир Зак: Сталинисты Шостаковича «проморгали»

Владимир Зак: Сталинисты Шостаковича «проморгали»

E-mail Печать
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Share

Home copy copy copy copyЧеловек, склонный к пафосу, патетике и другим проявлениям чувств, я и в подметки не гожусь своему ныне покойному другу Владимиру Ильичу Заку, который был буквально ими переполнен.

С одним существенным уточнением: о чем бы он ни говорил, у него это проявлялось на пределе искренности. А беседовали мы с ним при его жизни о многом. Он часами мог говорить о музыке, расцвечивать байки о своих друзьях – великих композиторах Хачатуряне, Богословском, Мурадели, которые я торопился записывать, а потом и публиковать. Лишь когда он говорил о Шостаковиче, в его голосе звучало благоговение. И это несмотря на то, что Володя признавался, что никогда не входил в число друзей гения. Встречался он с ним часто, с восторгом внимал каждому его слову,пользуясь благосклонностью Дмитрия Дмитриевича, которому нравились пародии Зака на общих знакомых-музыкантов…
10 лет нет с нами Владимира Ильича. Решившись на этот материал, я задумался: что я могу сказать нового об этом светлом человеке? О встречах с ним? О том, как он великодушно называл меня своим другом? Так всё это частный случай. Поэтому я решил напомнить читателю об отношении доктора искусствоведения к Шостаковичу, об атмосфере эпохи, которую он так талантливо описал в блестящем труде «Шостакович и евреи?».
У меня свой счет к тоталитаризму. В нем не последнее место занимает д о том, как таможенник на границе сорвал с груди писателя Виктора Некрасова, медаль «За защиту Сталинграда».
«Не положено», – грубо сказал он лауреату Сталинской премии, полученную им за лучшую книгу о войне «В окопах Сталинграда»…
В моем счете к тоталитаризму не последнее место занимает рассказ о паническом, граничившем с обмороком состоянии Шостаковича в Оксфорде, когда англичане спрашивали его о жизни в СССР во время присуждения ему степени доктора.
«Тоталитаризм, – пишет в своей книге Владимир Ильич, – наделил атмосферу той эпохи страшной подозрительностью и страхом. Только евреи могли в то время противопоставить тотальному страху самоиронию и юмор. И только Шостакович возвел в своих произведениях самоиронию в абсолют. Именно в этом, утверждает Зак, дух композитора переплетается с «еврейским духом»…
Широко известны слова Шостаковича о том, что в еврейской музыке, как он всегда чувствует «смех сквозь слезы».
Мне, далекому от искусствоведения и воспринимающему музыку на уровне 6-го чувства, близки слова композитора: «Евреям так долго причиняли боль, что они даже в танцах научились прятать свое отчаяние».
Труд Зака о Шостаковиче выдержал два издания в Нью-Йорке и Москве. В нем он рассказывает о еврейской мелодике «Танца обреченных», как вершине драматизма в («Автобиографическом») квартете Шостаковича, которого всегда влекла еврейская интонационность». После 45 года композитор почувствовал, что любое сочувствие евреям после Холокоста объявлено вне закона, – рассказывает Зак. – И после убийства его друга Михоэлса он создает музыкальный цикл «Из еврейской народной поэзии», чудом прозвучавший в Московской консерватории. «В «Плаче об умершем младенце», – рассказывает Зак, – звучат еврейские интонации детства, соприкоснувшиеся со смертью…»
А в моей памяти навсегда сохранились фрагменты детей в гениальной Мемориальной скульптуре в Майами, посвященной Холокосту, их безмолвные крики в попытки спастись…
Тема Холокоста в музыке Шостаковича неразрывно связывает нацизм со сталинизмом, с гибелью членов ЕАК, делом врачей и др. преступлениями…
«Умрут ли когда-нибудь в России страхи?» – тронул коллега за рукав Зака во время исполнения 4 части «Страхи» 13 симфонии «Бабий Яр» Шостаковича.
Через 60 лет я отвечу на этот вопрос: никогда: тысячелетнее рабство народа и рожденный этим рабством «патриотизм», коллективные подписи и травля элиты страны – всё это лежит в основе тирании и до сих пор…
Евтушенко – автора партитуры «Бабьего яра» – запугивали и обливали грязью.
Редактора «Литературки» Косолапова, осмелившегося опубликовать его поэму, уволили с работы.
А Хрущев – главный ценитель музыки после Сталина – вообще публично заявил:
«У меня от 13-й Симфонии разболелся живот».
«К стихам у нас в стране относятся серьезно, за них убивают», – как-то сказал Мандельштам. Закопанный в безымянную братскую могилу, поэт смертью подтвердил свои слова.
В свое время Сталин завел на Шостаковича дело по обвинению в троцкизме, назвав его произведения «сумбуром вместо музыки».
После войны «главный искусствовед» в пункты обвинений добавил слова о «формализме» Мурадели, Шостаковича, Прокофьева. Но убить их не успел –сдох…
Незадолго до смерти Мурадели в своей исповедальной беседе с Заком признался ему: «Я знаю о страхе Шостаковича перед Сталиным. Но едва тот умер, он вымарал его имя из ВСЕХ своих произведений. «Вы и есть наследники Гитлера, – кричала каждая его музыкальная фраза в адрес коммунистов». Ибо он никогда не разделял зло на немецкое и советское…
Борьбе со Злом была посвящена и вся благородная просветительская деятельность Владимира Зака…

 
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

Бизнес Блоги

Популярные запросы



2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: [email protected]
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: [email protected]
Copyright © 2017 Russ Rek, Inc. All rights reserved

FireFox Рекомендуем для быстрого и удобного просмотра портала www.rusrek.com Скачать бесплатно