Баннер
Home Русская община События Веничка ехал в Петушки, а приехал в Нью-Йорк

Веничка ехал в Петушки, а приехал в Нью-Йорк

E-mail Печать
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Share

CSirotin-324 октября 2018 года отмечается 80 лет со дня рождения Венедикта Ерофеева.

Среди русских классиков есть очень национальные авторы, понятные только жителям России, а есть авторы «вненациональные».
За 40 лет жизни в Нью-Йорке я лишь однажды видел “Месяц в деревне” Тургенева, “ и “Записки сумасшедшего” Гоголя (“Ревизора” играют чаще). На Бродвее ставили мюзиклы на темы романов “Война и мир” Толстого и “Доктор Живаго” Пастернака. А вот пьесы Чехова я пересмотрел в Нью-Йорке почти все и по много раз. Чехов оказался тем самым “вненациональным” автором, хотя, на мой взгляд, он тоже до боли русский писатель.
И вот теперь в маленьком внебродвейском театре поставлена инсценировка поэмы в прозе Венедикта Ерофеева “Москва – Петушки”. “Сумеет ли автор инсценировки и режиссёр Эмил Варда передать поэтическую иронию и грусть Ерофеева на английском языке так, чтобы американский зритель проникся симпатией к Веничке и ужаснулся бытию вместе с ним?” Так думал я, идя на предпремьерный показ спектакля для журналистов.
Крошечный, будто кукольный, театр East Village Playhouse всего на 22 зрительских места напомнил мне московские квартирные театрики середины 60-х – начала 70-х годов, где актёры разыгрывали не одобренные цензурой спектакли в поисках новых форм и нового театрального языка. На складных стульях для зрителей лежала программка. Мне понравился её титульный лист, на котором изображён мужик в фуражке, приложивший ко рту бутылку. У него под ногами – рельсы железной дороги. Сбоку угадывается маленький ангел. Всё это чёрного цвета на желтоватом фоне. И только над головой мужика, чуть в стороне – красная пятиконечная звезда. В мужскую фигуру помещён текст – название спектакля “Все дороги ведут на Курский вокзал”, фамилии актёров и режиссёра... Ещё до выхода актёров было понятно, что денег на спектакль очень мало, поэтому режиссёр должен был ограничиться малым количеством участников и минимумом затрат на оформление.
Варга подошёл к поэме в прозе Ерофеева (второй поэме в прозе в русской литературе после гоголевских “Мёртвых душ”) как к символу человеческой жизни в условиях несвободы. Это борьба внутренней свободы человека с внешней несвободой. И эта борьба заканчивается гибелью героя. А гибель – это что? Победа внутренней свободы или победа внешней несвободы? Это устранение ненужного, лишнего для несвободного общества человека или самоустранение человека, осознавшего свою ненужность в чужом для него мире?
Может быть, не случайно за эту постановку в Америке, в Нью-Йорке взялся именно польский режиссёр-иммигрант, знакомый с русским театром, с социалистической системой, знающий русский язык, бывший польский диссидент. Ему ближе и понятней мысли Венички, тем более что в Польше страсть к алкоголю не намного уступает России. Сам режиссёр в своём обращении пишет, что хотел средствами театра выразить ерофеевский метафизический реализм, абсурдность жизни и смерти, стремление к протесту и бессмысленность протеста. И всё это через мысли Венички о политике, религии, истории.
...На сцену, где пол и стены выкрашены чёрным, два входа-выхода закрыты красными занавесами, а на чёрном полу стоят пустые винные и водочные бутылки, на которых этикетки замазаны красной краской, выходят две женщины с белыми лицами – то ли ангелы, то ли демоны. У них на плечах – яркие платки, похожие на русские. Одинокая труба тоскливо играет мелодию песни “Очи чёрные”. Из реквизита на сцене – два стула, два обшарпанных чемодана, белый эмалированный кувшин и такой же таз. Входит герой. Мы видим его только со спины. Он раздевается до гола, встаёт в таз и женщины поливают его водой из кувшина, заем вытирают полотенцем. Он одевается. В это время женщины тихо поют, будто молятся, а потом (сейчас они ангелы) диктуют Веничке, что он должен делать, куда идти. Веничка говорит о своей мечте увидеть Кремль, но это никак не получается: хочет пойти к Кремлю, а попадает на Курский вокзал. Чертовщина какая-то. И женщины превращаются в демонов, терзающих его...
Появляется четвёртый персонаж – юродивый, которого играет сам режиссёр. Юродивый произносит несколько слов по-русски, напевает песню Юза Алешковского “Товарищ Сталин, вы большой учёный”, лается на жещин и тихо уходит. Верно, юродивый – типичный персонаж национальной русской жизни. Только юродивым и удавалось говорить царям правду. В этом смысле и сам Веничка – юродивый. Режиссёрские находки, точные по символике, раскрывают и дополняют мысли Ерофеева: то Веничка и одна из ангелиц встают в позу скульптуры Мухиной “Рабочий и колхозница”, но у них в руках вместо серпа и молота бутылка вина и бутылка водки, то ангелицы произносят текст через спинки стульев, будто через тюремные решётки...
Режиссёр, он же автор инсценировки, даёт возможность главному герою то намёком, а то и прямым текстом помянуть не только Сталина и Дзержинского, но и Путина. Говорит Веничка об Украине. Пародирует Трампа. То есть этот театр выступает против любой власти, потому что в конце концов любая власть так или иначе подавляет личность, особенно ту, у которой никак не получается подойти к Кремлю. Правда, на мой взгляд, прямые выходы на нынешних власть имущих – это отступление от символики и поэтики Ерофеева. Я за то, чтобы режиссёр доверял зрителю, его ассоциативному мышлению, его фантазии. Зритель сам найдёт нужные параллели, сам додумает...
Исполнитель главной роли Эллиот Морзе, выпускник театрального факультета Нью-Йоркского университета и театральной студии Стеллы Адлер, талантливо сыграл Веничку. Он и наивен, и беззащитен, и ироничен, и даже сатиричен. Перед Риверс Дигган и Мией Валлет, сыгравшими ангелов-демонов, режиссёр поставил очень трудные задачи, которые, как мне показалось, были не совсем понятны актрисам, из-за чего они, порой, “плюсовали”, наигрывали. Да и актёр Эмил Варда в роли юродивого не вышел за рамки просто странного персонажа, без которого можно бы вообще обойтись.
Общее впечатление от спектакля – студийная, экспериментальная работа, интересная, обращённая к уму, но не дошедшая до сердца. Впрочем и за такую встречу с Веничкой, и за вызванное спектаклем желание перечитать поэму в прозе Венедикта Ерофеева “Москва – Петушки” я благодарен. Надеюсь, такое желание спектакль вызовет и у американского зрителя.

 
Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

Бизнес Блоги

Популярные запросы



2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: [email protected]
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: [email protected]
Copyright © 2018 Russ Rek, Inc. All rights reserved

FireFox Рекомендуем для быстрого и удобного просмотра портала www.rusrek.com Скачать бесплатно