Баннер
Home Русская община События Бахыт Кенжеев: «Поэзия не может быть стадионной»

Бахыт Кенжеев: «Поэзия не может быть стадионной»

E-mail Печать
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Share

bk-1Бахыт Кенжеев – русский поэт, казах по национальности, и, вероятно, лучший из первого ряда ныне живущих современных русских поэтов.

Книги его стихов и прозы распространены во многих странах и публиковались в переводах на многие языки. Но встречаться с ним мне не приходилось, как и большинству из тех, что 6 апреля 2019 года пришли на встречу с Бахытом Кенжеевым в Бруклинскую библиотеку Kings Bay.

Бахыт Шкуруллаевич удобно расположился за столом, достал два своих сборника стихов (из более чем 24 изданных книг – стихов и прозы) и сразу же стал читать свои стихи. Некоторые из пришедших встречали их радостно по первым же знакомым и полюбившимся строчкам, для большинства же они были неожиданным и счастливым открытием.

Поэзия Бахыта Кенжеева сложна и многогранна. Яркие и точные поэтические образы подчеркнуты мелодичностью и пронзительной искренностью. Трагичность в них подчас граничит с иронией и самоиронией. Они требуют внимательного прочтения (прослушивания!), берут за душу и уже не отпускают... Но рассказывая об этом чрезвычайном для Бруклина событии, я не стану воспроизводить прочитанные поэтом стихи – в формате газеты это не целесообразно. Вот только для примера стихотворение из сборника «Элегия», посвященное Николаю Гумилеву:

Удлиненные тени событий и вещей, голосов, чаепитий/ поздних, голуби, вещие сны, дальний грохот гражданской войны./ Нет, не граждане мы – горожане, мяли кожу, ковали, дрожали/над младенцами – вдруг дифтерит? Как же ярко Венера горит,/ там лишь ангелы, дети малые, ни Дзержинского там, ни Троцкого,/а на елках иголки алые, а в музеях картины Бродского,/водопады, ручьи, лечебная валерьяна, скрипка, пирожного/благоухание, словом, волшебная философия невозможного./Все исчислено и измерено. Толку нет от мертвого мерина –/ травяной мешок, волчья сыть – ни стреножить, ни воскресить.

Бахыт Кинжеев родился в 1950 году в Чимкенте (Казахская ССР), с трех лет жил в Москве. Отец был учителем английского языка, мать – библиотекарем. Бахыт закончил химический факультет МГУ и там же дебютировал как поэт – в коллективном сборнике «Ленинские горы: Стихи поэтов МГУ» (М., 1977). В юности Кенжеев публиковался в периодической печати («Комсомольская правда», «Юность», «Московский комсомолец», «Простор»), но книга его стихов пролежала в архивах казахского Союза писателей 20 лет и была издана только в 1996 г. А первая опубликованная книга была издана в Америке в 1984-м году. Интервью, помещенное ниже, условное – оно собрано из высказываний Бахыта Кинжеева в разное время.

Корр.: Вам нравится общение со слушателями?

Бахыт Кенжеев: Моя аудитория, в силу характера стихов, которые я пишу, штучна. Это считанные люди. Я не Евтушенко, не Есенин.

Думаю, хорошая поэзия вообще не может быть стадионной. Я, например, сам очень люблю стихи, это самое главное, что я в жизни люблю. Но для того, чтобы читать стихи, мне нужно быть абсолютно одному, отдохнувшему, в собственной койке, если угодно, вот тогда я могу оценить настоящие стихи.

Корр.: Как же химик, выпускник МГУ, оказался в литературном цеху?

Б.К.: Мой отец мечтал, чтобы я поступил в МГИМО. Я отказался – не умею ни врать, ни притворяться, так что из меня успешный советский дипломат точно не получился бы. Однако и химия основной профессией для меня не стала. Я увлекся литературным творчеством, и чем дальше – тем сильнее. Какое-то время я пытался совмещать с ним науку, но скоро понял, что от этого страдает качество обоих занятий. А не писать я уже не мог. Стал издаваться в самиздате и за рубежом (в России меня долго не публиковали – был остер на язык). Семью же кормил, занимаясь переводами на английский.

Женившись в 1980 году на канадской девушке Лоре, я уговорил ее перебраться в Россию. Мы жили в Москве почти четыре года, но затем меня вызвали сами знаете куда и поставили перед выбором: уехать или на Запад, или на Восток, чтобы не раздражать власти. В 1982 году я эмигрировал в Канаду, а в 2008-м переехал в Нью-Йорк.

Мы, россияне, прожили страшные 70 с лишним лет. Ломать – ломали, строить – строили, да все не то. Потом наступили новые времена, начали воровать и торговать нефтью, на наше счастье – а скорее несчастье – подорожавшей. И газом. И удобрениями. И оружием. А счастья все нету, знай, национальную идею ищем. Сейчас вроде нашли – называется «восстановление империи». В общественном сознании победил лозунг: мы лучше всех. Мы самые духовные. И у нас было бы все прекрасно, если бы не проклятый Запад, который, ну, решительно нам жить не дает.

Теперь Украина. Вспомним войну с Афганистаном – разговаривать об этой войне было «не нужно». Почему-то все были «за», как и в 1968 году при подавлении демократического движения в Праге. Все говорили – «так надо». И сейчас, когда присоединили к России Крым, говорят: правильно, иначе там была бы близко база НАТО. С этим спорить невозможно – это спор с фантазией. Но и Китай близок к России, так давайте начнем войну с Китаем?..

Корр.: Ваш любимый поэт?

Б.К.: Осип Мандельштам, кто же еще...Русская литература 20-го века богата гениальными именами. Но я считаю Мандельштама поэтом такого же масштаба, каким был Пушкин в 19-м веке. Осип Эмильевич Мандельштам получил за свои писания … ну не пулю в затылок, но, тем не менее, мученическую смерть. Но он – Осип Эмильевич Мандельштам, и мне хотелось бы идти по его следам.

 
Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
Copyright © 2019 Russ Rek, Inc. All rights reserved