Баннер
Home Русская община События Здравствуйте, Михал Михалычи!

Здравствуйте, Михал Михалычи!

E-mail Печать
(0 голоса, среднее 0 из 5)
Share

Zoschenko-1Первый из них – Михаил Михайлович Зощенко. В августовские дни 2019 года отмечалось 125-летие со дня рождения великого русского писателя. А несколькими месяцами раньше, в марте, праздновал свое 85-летие Михаил Михайлович Жванецкий.

Но кроме «юбилейного» совпадения, кроме полного совпадения имен-отчеств, есть и нечто более важное: равновеликость сатирического таланта, идентичность объекта сатиры. Можно подумать, что у обоих в качестве такового выступает так называемый «простой» человек, но на самом деле он у обоих – продукт, жертва искривленного социума.

Оба Михаила Михайловича отражают, действительность их страны, которая представлена точно и с неподражаемым юмором. «Простой» человек – герой Зощенко – умеет и в самых страшных обстоятельствах быть счастливым. Советский и российский человек – герой Жванецкого – умеет и в аду найти юмор.

Ни у Зощенко, ни у Жванецкого никаких «мещан» и «обывателей» нет – это ярлыки, бездумно пущенные в ход радикальной интеллигенцией, а затем демагогически использованные тоталитарным режимом для «идейного» оправдания своей бесчеловечности, для прикрытия властью своих истинных намерений.

Оба сатирика извлекают комический эффект, наполняя свои рассказы порожденными социалистическим образом мысли языковыми клише, отражающими доведенную до абсурда тривиальность. Вот примеры: «Вообще искусство падает»; «Поэтому, если кто хочет, чтобы его хорошо понимали здесь, должен проститься с мировой славой»; «Очень даже удивительно, как это некоторым людям жить не нравится»; «Надо достойно ответить на обоснованные, хотя и беспочвенные жалобы иностранцев – почему у вас люди хмурые»; «Вот говорят, что деньги сильнее всего на свете. Вздор. Ерунда». «Критиковать нашу жизнь может человек слабого ума». Не сразу и заметишь, что приведенные нечетные фразы принадлежат Зощенко, четные – Жванецкому.
К счастью, судьба Михаила Жванецкого, по крайней мере, по известной на этот день информации, сложилась более благоприятно, чем Зощенко.

Имя Михаила Зощенко на протяжении четырех десятилетий, если принять за точку отсчета 1946 год, когда он был ошельмован в Постановлении ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» и исключен из Союза писателей, находилось под гнетом официального недоверия, непризнания, а в отдельные годы вообще вычеркивалось из литературного обихода.

После смерти Сталина Зощенко приняли в Союз писателей, из которого изгнали в 1946-м, но, по настоянию Симонова, приняли как переводчика, а не как писателя, потому что восстановить его как писателя означало бы признать прежнюю ошибку «непогрешимого» СП.

Голос Зощенко обращал на себя внимание резким своеобразием даже среди целой плеяды зачинателей советской прозы, вообще богатой яркими индивидуальностями. К середине 30-ых годов уже открылось, что Михаил Зощенко не столько смешной писатель, сколько страшный.

Событие, о котором я хочу рассказать дальше, произошло в июне 1954 года, через семь лет после Постановления 1946 года. Вдруг началась новая кампания против Зощенко.

Чем же он провинился на этот раз? Оказывается, месяц назад, на встрече с английскими студентами, они спросили Ахматову и Зощенко про их отношение к критике в докладе Жданова. На это Зощенко ответил, что с критикой в докладе он не с о г л а с е н. Так и сказал! Не согласен с мнением секретаря ЦК! Это ахнуло, как взрыв.

Заклеймив этот его поступок, писательское собрание решило «заслушать товарища Зощенко».

Фрагменты речи Зощенко воспроизвожу здесь по пересказу писателем Д.Граниным стенограммы состоявшегося собрания, которую в 1988 году, спустя много лет после события, ему удалось разыскать.

«Я начну с последних событий, – начал Зощенко.- В газете было сказано о том, что я скрыл свое истинное отношение к постановлению ЦК и не сделал никаких выводов из указаний партии. Я не скрывал моего отношения. Я написал в 1946 году товарищу Сталину, что не могу согласиться с критикой всех моих работ, не все они таковы. Возможно, что я во многом ошибался, делал оплошности, но я не согласен с тем, что я – не советский писатель и никогда им не был. Но про доклад, где было сказано, что я подонок, хулиган, где было сказано, что я – не советский писатель, что с двадцатых годов я глумился над советскими людьми, я не мог ответить шуткой. Я ответил серьезно, так, как я думаю. А что я мог ответить, когда меня спрашивают, согласен ли я с тем, что я не советский писатель, что я – подонок?..

Чего вы хотите от меня? Чтобы я признался, что трус? По-вашему, я должен признаться в том, что я мещанин и пошляк, что у меня низкая душонка? Что я бессовестный хулиган?» Оказалось вдруг, что Зощенко не обороняется, не просит снисхождения. Он наступал. Один против всей организации, с ее секретарями правления, секциями, главными редакторами. Его пригласили на трибуну, чтобы он публично склонил голову и покаялся. Никому не приходило в голову, что он осмелится восстать…

Зощенко медленно сложил листки, сунул их в карман. Обвел еще раз одним долгим прощальным взглядом зал и опускался с трибуны – как уходил в небытие.

Впервые кто-то осмелился выступить против Верных Учеников Продолжателя, слово которых не подлежало сомнению.

Осмелился – и победил!

 
Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
Copyright © 2019 Russ Rek, Inc. All rights reserved