Баннер
Home Русская община События Эдуард Кузнецов: «В тюрьмах лидером был я»/Eduard Kuznetsov: In prison I was a leader

Эдуард Кузнецов: «В тюрьмах лидером был я»/Eduard Kuznetsov: In prison I was a leader

E-mail Печать
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)
Share

В прошлой жизни все - от стукача-политрука, кгбиста и члена ЦК КПСС до диссидентов и бардов - разрушали советскую власть. Одни, думая, что ее укрепляют, другие - сознательно и со всей ответственностью. К числу последних можно отнести Сахарова, Боннер, Григоренко, Орлова. В этом ряду свое почетное место занимают такие ярые антисоветчики, как Кузнецов, Федоров, Мурженко, Дымшиц... О судьбе одного из них мы сегодня расскажем читателям...

В прошлое воскресенье в гостиную радио "Давидзон" приехал человек- легенда Эдуард Кузнецов. Читатели "Русской рекламы" могли в прошлом номере прочесть документальный рассказ о том, как Эдуард вместе со своими друзьями в 1970 году пытались под Ленинградом захватить самолет, чтобы угнать его в Норвегию. Там они хотели рассказать журналистам о трагической судьбе советских отказников. Попытка не удалась. Об этом автору данного материала рассказал в свое время Юрий Федоров, один из "подельников" Эдуарда.

12 июля иммигрантская публика, до отказа заполнившая зал гостиной, имела счастье впервые увидеть лидера политзаключенных тех лет, приговоренного за попытку угнать самолет к смертной казни...

По моей просьбе Эдуард Кузнецов стал рассказывать о том, чем он стал заниматься после ухода с должности главного редактора "Вестей", крупнейшей израильской газеты на русском языке. Г-н Кузнецов создал журнал "Миг-ньюс" и интернет-сайт при нем. После конфликта с их издателем Кузнецов получил предложение создать и редактировать журнал "Ноте бене". Этот журнал Эдуард считает лучшим журналом в постсоветском пространстве и за рубежом...

«Но всё рано или поздно кончается, - заметил Кузнецов, - начался кризис, кончились деньги... Хороший был журнал. А я был в нем хорошим редактором. Вообще-то хороших редакторов мало, настоящих нет вообще... Последние два года я занимаюсь тем, что лежу на диване, читаю книги. И думаю», - под смех присутствовавших сказал Эдуард.

Кого-то из публики заинтересовало прошлое известного диссидента, который впервые был арестован в 1961-м году, когда учился на философском факультете МГУ.

- Я и мои друзья Гинзбург, Буковский, Галансков уже тогда занимались подпольной антигосударственной деятельностью. Именно с нас и начался самиздат. Меня приговорили к 7 годам лагерей, которые я полностью отсидел. В лагере я не исправился и вышел еще более злобным антисоветчиком.

За мной следили. Выехать из страны было невозможно, и у меня вызрела мысль, что надо сделать нечто экстраординарное и даже драматическое, что может стимулировать эмиграцию из страны. Так мы пришли к выводу - необходима имитация захвата самолета.

Я и мои товарищи знали, что каждый наш шаг контролируется. Когда мы, 16 рисковых людей, шли к самолету на небольшом аэродроме под Ленинградом, мы видели под каждым кустом кгбэшников.

Около самолета мы обратили внимание на две дерущиеся группы сотрудников КГБ, одетых в комбинезоны. Это были соперничающие между собой чекисты, которые устроили драку за право нас арестовать. А арест - это звездочки на погонах, продвижение по службе.

Потом были смертные приговоры мне и бышему военному летчику Дымшицу. Мало известно то, что по просьбе Голды Меир испанский диктатор Франко отменил смертный приговор баскским террористам, как бы в укор советским руководителям. Так называемый фашист оказался гуманнее, чем коммунисты. А тут еще начались волнения среди мировой общественности, и руководители 19 стран мира обратились к ним со своими просьбами о помиловании. И нам заменили смертный приговор 15 годами лагерей особо строгого режима, а в 1979 году и вовсе обменяли на советских шпионов, арестованных в США...

Время, которое я провел в лагерях, было страшным. Особенно в 60-х годах. Многих расстреливали по ст. 77 прим. Заключенные делали наколки на лбу "Раб КПСС". Это считалось призывом к террору. Стукача нельзя было назвать стукачом. Считалось, что ты терроризируешь человека, ставшего... на путь исправления.

В 70-х стало чуть легче. Заварухи в лагерях сразу же становились известными в Москве. В каждом лагере были люди, доведенные до отчаяния. Кто-то голодовками, отношением к ним администрации. Одни от отчаяния требовали... вывести из Европы советские ракеты, другие - изменить... Конституцию.

Я беседовал с этими людьми и говорил им: "На фиг тебе сдалась та Конституция или те ракеты. Давай потребуем, чтобы заменили надзирателя, скажем, Говенкина. Чтобы они чувствовали, что зависят и от арестантов. И тогда весь лагерь, включая коллаборационистов и стукачей, объявлял голодовку. Начальство было в панике, Сахаров в Москве собирал пресс-конференцию иностранных журналистов, требуя свободу Кузнецову и политзаключенным...

И Говенкина снимали, администрация становилась к нам мягче...

В лагере я ухитрился написать две книги. Если вам кто-то скажет, что в лагере можно написать хоть одну книгу - не верьте. Такое мог сделать только я...

Эдуард вытаскивает из портфеля тончайшие листки бумаги, похожие на папиросную, которые ему доставали... за пачку чая. Он обрабатывал бумагу и писал на ней мельчайшим почерком свои книги. Прятал ее и перепрятывал. Публика с благоговением рассматривала эти уникальные записи, которые Кузнецов с огромными трудностями переправлял на свободу Елене Боннер, к тому времени объявившей, что он ее племянник. Потом она вышла замуж за Сахарова, и Эдуард стал "племянником" самого Андрея Дмитриевича.

Кто-то из публики удивился, как можно было так мелко писать. Под смех зала Эдуард ответил: "Когда вам дадут 15 лет, и вы научитесь".

Рассказывая о своих друзьях, Кузнецов сказал, что Марк Дымшиц живет в Бат Яме, ему 81 год, хорошо себя чувствует. Юрий Федоров живет в Нью-Йорке, болеет. Алексей Мурженко умер.

Автор спросил у Кузнецова, как он относится к нынешней администрации Белого дома, к президенту Обаме. Старый правозащитник и диссидент ответил:

"Как, как! Достаточно было послушать его речь в Каире. И реакцию арабской аудитории. Пока он говорил "Америка должна", "Мир должен", "Израиль должен" - раздавались аплодисменты. Когда Обама изредка говорил "Исламский мир должен..." ответом ему было гробовое молчание.

Из слов Эдуарда следовало, что он уважает Либермана, дружит с ним, и надеется на то, что Авигдор когда-нибудь будет премьер-министром Израиля.

"А вообще мне кажется, - сказал он, - что сильных лидеров, которые были в Израиле в прошлом, больше не будет. Я хорошо отношусь к Нетаниягу, но огорчен тем, что он каждый раз находится под впечатлением последнего собеседника".

По словам Кузнецова, он и его супруга Лариса Герштейн терпеть не могли Ольмерта. "Тем более что он плохо играл в биллиард, - прибавил Эдуард. - Она ему говорила: "Ыхуд, кий не чл... держи его по-другому..."

Отвечая на вопрос о боеспособности израильской армии, Кузнецов сказал, что ЦАХАЛ оправился от Второй Ливанской войны и доказал это во время операции в Газе, где наши потери были 1 к 300.

На вопрос:

"ЧТО ВЫ СКАЖЕТЕ ПО ПОВОДУ..."

Кузнецов под смех публики среагировал мгновенно:

"ОН НЕПРАВ..."

На этой юмористической ноте я и закончу свой репортаж...

... ... ...

Осталось добавить, что на встрече с Кузнецовым, кроме автора данного репортажа, не было ни одного представителя иммигрантских СМИ...

 

 
Баннер

Отзывы

    СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
    MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
    Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
    Читайте свежий номер газеты
    Обновляется каждый понедельник.

    Популярные объявления

    Бизнес Блоги



    2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
    Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
    По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
    Copyright © 2018 Russ Rek, Inc. All rights reserved

    FireFox Рекомендуем для быстрого и удобного просмотра портала www.rusrek.com Скачать бесплатно