Баннер
Home США Еврейские общины США В память о печорском концлагере

В память о печорском концлагере

E-mail Печать
(3 голоса, среднее 4.00 из 5)
Share

В еврейской традиции трагическое переплетено со смешным, печальное – с  веселым, как в жизни. Не исключение и череда сентябрьских праздников, отражающих события еврейской истории. К нашему горю, трагические исторические события в новой истории случались чаще, чем радостные, и годовщину трагедии Бабьего Яра мы отмечаем тоже в сентябре.


На Украине существовали десятки лагерей смерти: гетто, трудовые лагеря и т.п., но только один них  нацисты официально признавали концлагерем. Он располагался в селе Печора Винницкой области.
- Концлагерь «Печора» нацисты называли «Мертвая петля», - рассказывает Сарра Чернобильская. Этой женщине в числе немногих удалось спастись из лагеря смерти в Печоре и пережить войну. - Людей помоложе оттуда отправляли на строительство ставки Гитлера под Винницей, остальные же были обречены.
Но об этом концлагере люди знают очень мало. В отличие от лагерей в других местах, о нем нет ни книг, ни фильмов – ничего, кроме живых свидетельств тех немногих, кто чудом уцелел.
«Печорцам», как и бывшим узникам других лагерей смерти, необходимо, чтобы все те их родственники и близкие, которые погибли в Холокосте, были, в конце концов, погребены и лежали в мире – иначе их собственная душа не будет иметь покоя. Им необходимо, чтобы по каждому еврею была совершена заслуженная им поминальная молитва и чтобы живые могли куда-то прийти, поплакать над воспоминаниями, излить свою боль.
Для этого многие приходят в мемориальный парк «Холокост» на Шипсхедбее, где уже установлено несколько камней памяти жертв нацизма, погибших во время Второй мировой войны во многих городах, деревнях и местечках бывшего Советского Союза. Чаще всего сюда приходят группами и поминают погибших сообща.
Сарра Чернобильская, лидер бывших узников «Печоры», поступила по-другому.
- Я родилась в местечке Шпиков под Винницей в религиозной семье. Когда началась война, мы уехать не успели, и вся наша большая семья попала в концлагерь в Печоре. Когда-то так называлось имение графов Потоцких, а в советское время здесь был санаторий. Комендантом лагеря был румын, и хотя он тоже был негодяем и палачом, но все же, наверное, не таким жестоким, как немцы-фашисты. Это и помогло потом некоторым из нас спастись: убежать в соседнюю Горышковку, где нас укрывали украинские крестьяне до самого окончания войны.
Несмотря на эти страшные условия евреи старались сохранять свои традиции: соблюдать шабат, зажигать в пятницу какие-то подобия свечей, скрученных из лоскутков и т.д. Когда в те дни умер друг моего деда Шлоймо, он решил его похоронить, хотя это было связано со смертельным риском: уговорил одного украинца дать ему лошадь и телегу и ночью отвез тело друга в другую деревню, где было еврейское кладбище, сам вырыл могилу и похоронил своего товарища.
Но если мои родители и деды могли в этих невероятных, смертельно опасных условиях соблюдать еврейские традиции, я считала своим святым долгом тоже не отступать от них: сделать все, что смогу, чтобы сохранить память о погибших и сохранить так, как это принято по еврейским обычаям. Мысль эта тревожила меня с тех самых пор, когда в 1992 году я со своей семьей эмигрировала в Америку. В Ульяновске, где я прожила последние 40 лет перед эмиграцией, об этом нельзя было и думать.
Мой дед говорил: «Человек жив, пока жива память о нем». А что такое память? Память – это молитва, но необходимо место, где помолиться было бы уместно. И тогда я решила добиться того, чтобы в синагоге Beth Shalom на авеню Х, куда я обычно хожу, установили, среди других, памятную табличку о погибших в концлагере «Печора» моих близких.
По разным причинам  Сарре Чернобильской сделать это оказалось нелегко, потребовались определенная настойчивость и отнюдь не символические средства. Несколько раз церемония откладывалась, но 15 сентября,  в канун Йом Кипур, когда евреи поминают своих близких, церемония открытия  в синагоге Beth Shalom мемориальной таблички наконец состоялась.
На утреннюю службу в этот день пришло очень много людей. Были среди них и русскоговорящие, бывшие «печорцы»: Михаил Сирота, Полина Жорницкая, Люба Пресман, из Бостона специально на эту церемонию приехал Аркадий Глинец со своей семьей.
Завершив субботнюю службу, рабби Зев Гольдфишер сказал: «Очень важно, что русскоговорящие евреи не только стали посещать его синагогу, но и стремятся к духовному объединению с американской еврейской общиной». Затем он  пригласил Сарру Чернобильскую рассказать историю своей семьи. После этого кантор синагоги Давид Степановский – человек, сам родившийся в концлагере – прочел на трех языках: хибру, английском и русском – поминальную молитву «Эл малэй рахамим» по погибшим в «Печоре» и потом  спел подходящую к случаю песню «Офн припичек брэнт а фаерл» - так, как она ему запомнилась, когда ее пела мама.

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Баннер
СЛУШАТЬ СЕЙЧАС
MP3 128kbps AAC 64kbps AAC 40kbps
Читайте газету "Русская Реклама" в электронном формате.
Читайте свежий номер газеты
Обновляется каждый понедельник.

2699 Coney Island Ave., Brooklyn, New York 11235. Тел.: (718) 769-3000, факс: (718) 769-4700, e-mail: rusrekadm@gmail.com
Круглосуточный прием бесплатных объявлений по телефону: (718) 934-7733
По всем вопросам размещения баннерной рекламы и информации на сайте обращайтесь на e-mail: rusrekadm@gmail.com
Copyright © 2019 Russ Rek, Inc. All rights reserved